О том, насколько серьёзной была ситуация, в которой оказался Крым в период блэкаута, какие проблемы были самыми сложными, а также о том, кто тогда протянул руку помощи крымчанам, министр топлива и энергетики Республики Крым рассказала «Крымской газете».
«Крым был в критичной ситуации»

– Светлана Алексеевна, год назад в Крыму случилась чрезвычайная ситуация с поставками электроэнергии. В насколько сложной ситуации оказался полуостров после провокации со стороны Украины?

– Ситуация была критичной. На момент блэкаута Крым обладал примерно 10% мощности от той, которая была необходима. Несмотря на то что полуостров имел уникальный комплекс солнечной генерации, на момент блэкаута мы не могли использовать её в полном объёме. Ведь энергия солнца и ветра нестабильна, и без традиционной генерации «взять» её сложно. Поэтому без завезённых с материковой части России мобильных газотурбинных теплоэнергостанций и дизель-генераторных установок инфраструктура Крымского региона была бы обрушена, а гуманитарные последствия блэк­аута – катастрофическими.

– Какие проблемы тогда были самыми трудно решаемыми?

– В первую очередь надо было обеспечить электроэнергией все социально важные объекты – больницы, хлебозаводы, водоканалы, котельные и другие предприятия, от которых зависела жизнедеятельность населённых пунктов полуострова. В том числе и значимые промышленные объекты, особенно  имеющие непрерывный цикл производства. И, конечно же, надо было поставлять электроэнергию в дома крымчан, хотя бы в допустимых объёмах. Поэтому в кратчайшие сроки были разработаны справедливые графики аварийных отключений при недостатках имевшихся мощностей. Однако в связи с проведением работ в ручном режиме возникла проблема нехватки ремонтно-восстановительных бригад «Крым­энерго». И с материковой части России в помощь «Крымэнерго» было перебазировано порядка 55 бригад специализированного персонала. Работы велись в круглосуточном режиме.

«У меня есть команда профессионалов с железными нервами»

– Помнится, тогда в одном из комментариев вы сказали, что случилось чудо, что руководству «Крымэнерго» и всем крымчанам в какой-то степени повезло, т. к.  последствия такого внезапного отключения Крыма от энергосистемы Украины могли быть намного тяжелее. Так случилось чудо или всё же то, что избежали катастрофы, – это заслуга специалистов «Крымэнерго»?

– Конечно, специалистов. Главную роль сыграл человеческий фактор. На заседаниях Межведомственного штаба по ликвидации чрезвычайной ситуации определялась концепция, а реальная работа по 24 часа в сутки была на местах.

– Вы предполагали, что такое ЧП может, в принципе, произойти в любую минуту, учитывая напряжённые отношения Крыма с соседним государством? Будучи специалистом, руководителем профильного министерства, вы вместе с коллегами-энергетиками готовили страховочные варианты?

– Ещё работая в должности советника Главы Республики Крым по вопросам электроэнергетики, я не раз говорила о своём видении строительства базовой генерации на полуострове. Считала, надо не только строить две базовые станции, но и реконструировать АО «КРЫМТЭЦ». Это было экономически обоснованно и позволило бы получить достаточно большой временной бонус для реструктуризации всей энергосистемы полуострова. Ведь все прекрасно знали и понимали, что Крым был энергодефицитным регионом и без базовой генерации достаточной мощности полностью зависел от поставок электроэнергии с Украины.

Да, после возвращения полу­острова в Россию ко времени блэкаута благодаря общей координации Министерства топлива и энергетики Республики Крым, ГУП РК «Крымэнерго» во взаимодействии с другими предприятиями топливно-энергетического комплекса и Министерством чрезвычайных ситуаций Республики Крым удалось значительно улучшить ситуацию с энергоснабжением потребителей Крыма. Тем не менее ни для кого не было секретом, что сетевое хозяйство ГУП РК «Крымэнерго» достаточно изношено. Его конфигурация развивалась при условии подачи электроэнергии с севера. Отсутствовала закольцовка сетей. Переключение всей энергосистемы полуострова на подачу электроэнергии с востока было сопряжено с огромным риском. Такого в истории Крыма и России не делали никогда. Тем не менее всё прошло успешно, аварии были, но несущественные. И я благодарна крымчанам за терпение и понимание ситуации.

– Насколько быстро удалось наладить цепочку: руководство полуострова – руководство населённых пунктов – жители?

– Благодаря совместной работе оперативных штабов Министерства топлива и энергетики Республики Крым, ГУП РК «Крымэнерго», других предприятий топливно-энергетического комплекса взаимодействие со всеми региональными штабами, созданными для ликвидации последствий блэкаута, и руководителями муниципальных образований городов и районов конструктивное взаимодействие было налажено в кратчайшие сроки. А обратная связь, когда крымчане информировали нас об истинной ситуации на местах, помогала оперативно устранять те недостатки, о которых мы не знали.

– В первые недели блэкаута сотрудники вашего министерства работали круглосуточно. Что вас как руководителя тогда поразило в своих подчинённых, удивило, порадовало? Ведь именно в таких критических ситуациях проявляется суть человека. Были такие, кто не выдержал нагрузки и уволился?

– Не первые недели, а первые месяцы блэкаута сотрудники Министерства и ГУП РК «Крымэнерго» работали в круглосуточном режиме. К слову, и сейчас они работают до позднего вечера, ведь говорить о полной энергонезависимости Крыма ещё рано, и задачи перед нами стоят  масштабные. Но если вернуться к блэкауту, то главную роль в его преодолении сыграл именно человеческий фактор. На заседаниях Межведомственного штаба по ликвидации чрезвычайной ситуации определялась концепция, а реальная работа по 24 часа в сутки шла на местах. Конечно, были те, кто не выдержал такого бешеного темпа, но их единицы. Зато по итогам блэкаута я могу сказать, что у меня есть команда профессионалов с железными нервами, ведь иначе невозможно было преодолеть такую сложную ситуацию.

«Вся Россия помогала жителям Крыма»

– Вам тогда не хотелось всё бросить, вернуться в Москву, где нет блэкаутов, где свет в жилищах горит круглосуточно, где всё стабильно, уютно и знакомо? Или появился профессиональный азарт: шутка ли, предстояло перекроить всю энергосистему не только Крыма, но, по сути, и России?

– Таких мыслей никогда не допускала. Назначение на пост министра топлива и энергетики в момент блэк­аута я восприняла не только как большую ответственность, но прежде всего как огромное доверие со стороны руководства региона и жителей Крыма. А бросать людей в такой сложной ситуации не в моём характере.

– Коллеги на федеральном уровне сразу подставили вам плечо, что-то советовали, подсказывали ?

– Конечно. Можно сказать, что вся Россия тогда помогала и сопереживала жителям Крыма. Нам была оказана всесторонняя помощь со стороны электросетевых компаний ПАО «Российские сети». В Крым завезли 529 дизель-генераторных установок для резервного энерго­снабжения учреждений образования. Я уже не говорю о том огромном количестве предложений жителей России отдать нам в безвозмездное пользование дизель-генераторные установки, которые приходили к нам со всех уголков нашей страны.

Отдельно отмечу совместную работу ГУП РК «Крымэнерго» и Рос­технадзора по выявлению несанкционированных подключений к сетям и соблюдению установленных лимитов мощности в тот период. Данная работа продолжается и сейчас силами сотрудников ГУП РК «Крымэнерго».

– К слову, а где сейчас дизель-генераторные установки? В преддверии зимы они готовы к работе? Мало ли что может случиться, а порох, как говорится, лучше держать сухим.

– Сейчас в Республике Крым находятся 1257 резервных источников питания. Часть генераторов передана на баланс ГУП РК «Крымские генерирующие системы» и ГУП РК «Крымэнерго», другие находятся в пользовании муниципальных образований Республики Крым. В настоящий момент готовность дизель-генераторных установок к работе на социальнозначимых объектах составляет 73%, в школах – 84%.

«Хищение электричества нужно приравнять к мародёрству»

– Вы упомянули о выявлении несанкционированных подключений к электросетям. Блэкаут выявил, что только на ЮБК около трети подключений незаконны.

– ЮБК действительно грешил этим. Но и в других регионах таких фактов было выявлено предостаточно. По большому счёту, о потерях в энергосетях было известно и до блэкаута. Причём они были настолько большими, что никак не могли быть технологическими. Речь шла о банальном хищении: недобросовестные потребители практиковали замену автоматов, что позволяло брать электроэнергию сверх норматива, или устанавливали контрафактные счётчики, которые крутятся в два раза медленнее. Блэкаут выявил, что, помимо незаконных технологических присоединений к сетям, есть ещё и нарушения безопасности схем электроснабжения, что приводило к перегрузкам и авариям. Выявлением нарушений мы совместно с «Крымэнерго» и Рос­технадзором и сотрудниками правоохранительных органов вплотную занялись ещё в декабре прошлого года, и конца этой работе пока не видно. Бригады «Крымэнерго» ежедневно выезжают на места и проверяют потребителей электроэнергии. Будем продолжать проверки, пока не приведём потребление электро­энергии в соответствие с нормативами. В нынешней ситуации я бы приравняла хищения в сфере энергетики Крыма к мародёрству. Хочу также напомнить, что хищение электроэнергии в России является уголовным преступлением, поэтому все документы мы передаём в прокуратуру РК. Да, зачастую объёмы хищения оспариваются в суде, потому что суммы ущерба получаются огромными (расчёт делается, исходя из диаметра кабеля и беспрерывного потребления электроэнергии). И процесс наказания долгий. Но определённые результаты уже есть – поступления денежных средств за потреблённую электроэнергию растут. Поэтому, повторяю, мы будем продолжать проверки на отсутствие несанкционированных подключений к сетям и соблюдение установленных лимитов мощности.

– Как расхитителям электроэнергии это удаётся делать, ведь есть счётчики? В конце концов, у того же «Крымэнерго» имеется огромный штат контролёров, содержание которых, между прочим, в конечном итоге оплачивают потребители.

– «Умельцев» у нас имеется достаточно. Например, по результатам одной из проверок 22 сентября 2016 года ГУП РК «Крымэнерго» отключило от энергоснабжения недобросовестного потребителя в одном из микрорайонов Симферополя, использующего электроэнергию при заключённом договоре на энергоснабжение для бытовых нужд с целью получения прибыли – для электрообеспечения возведённого на придомовом участке коммерческого объекта – кафе. А дополнительная нагрузка, которая не согласована в технической документации, влечёт за собой снижение качества электроснабжения для других потребителей, приводит к повышенной интенсивности износа силового электрооборудования и преждевременному выходу его из строя.

– Были случаи, когда вам лично кто-то «настоятельно рекомендовал» не проверять того или иного потребителя на предмет несанкционированного подключения к электросетям?

– Количество людей, которым не нравится то, что я делаю, немало. И, если бы не поддержка Сергея Аксёнова, то основная масса проблем, которые мы поднимаем на поверхность, и мероприятия, которые проводим по их решению, не состоялись бы. Но созидание невозможно без выявления нарушений, которые были допущены. И без команды единомышленников. А задачи перед нами стоят действительно масштабные.

К 2020 году потребление вырастет с 1,25 до 2,6 гигаватта

– Если коротко, что предстоит сделать?

– Крым – уникальный регион, который обязан развиваться. На полу­острове планируется строительство трёх портов, инфраструктура которых энергоёмкая. После возведения Керченского моста приезжать в Крым будет удобнее железнодорожным транспортом, он тоже будет развиваться, и потребуется определённое количество электроэнергии. Крыму нужна промышленность, которая даёт постоянные рабочие места, что тоже потребует электрических мощностей. В регионе будет развиваться и аграрный сектор, будут строиться теплицы и овощехранилища. Поэтому, по нашим подсчётам, к 2020 году потребление вырастет с 1,25 до 2,6 гигаватта.

– Впереди – зима, сложное время для энергетиков. Крымчанам стоит на всякий случай подготовиться к возможным ЧП с подачей электроэнергии?

– Министерство топлива и энергетики приложит максимум усилий, чтобы крымчане в этом году не думали о том, когда и как долго в их домах будет электроэнергия, а спокойно готовились к встрече Нового года. А свечи следует покупать, но только праздничные (улыбается). К слову, недавно мы провели расширенное заседание коллегии и Штаба по обеспечению безопасности электроснабжения Республики Крым. Основной темой заседания был вопрос готовности предприятий топливно-энергетического комплекса Республики Крым к работе в осенне-зимний период 2016-2017 годов. Кроме того, в ходе заседания была заслушана и проанализирована информация о принятых мерах по погашению задолженности за потреблённые энергоносители, о готовности дизель-генераторных установок к работе в осенне-зимний период, а также о выполнении инвестиционных программ предприятий. Минтопэнерго не допустит, чтобы мероприятия по подготовке к прохождению осенне-зимнего периода были выполнены формально. Все принятые решения должны быть исполнены добросовестно и в указанные сроки.

– Вы регулярно проводите личный приём граждан и, говорят, каждое обращение держите на личном контроле. О чём вас просят люди?

– Обращения заявителей чаще всего связаны с принятием на баланс электросетей садоводческих товариществ, газификацией Республики Крым, а также подключением к сетям энергоснабжения. По обращениям, требующим дальнейшей проработки, я назначаю ответственных исполнителей Минтопэнерго и… контролирую их (улыбается). Одной из долгосрочных, но, первоочередных задач министерства является максимальное сокращение срока газификации Крыма. Кроме того, мы будем продолжать работы по реконструкции всего энергосетевого комплекса Республики Крым, а также популяризации и внедрению энергоэффективных технологий и оборудования. По-другому решить вопрос энергонезависимости полу­острова не получится.

http://gazetacrimea.ru/news/svetlana-borodylina-yspeshnoe-preodolenie-blekayta-zaslyga-ludei-24379

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: